Кредиты
26.04.2012

Осторожно кредитовать можно

Банкиры совместно с представителями регулятора и специалистами ВАС дали оценку состоянию сферы корпоративного кредитования и тенденций ее развития.

С какими проблемами сегодня сталкиваются банки в процессе оценки корпоративного заемщика? Каковы основные подходы к снижению рисков в процессе выдачи крупных кредитов? Какими юридическими нормами в процессе взаимодействия с коммерсантами следует пользоваться очень осторожно, даже формально имея право на жесткую позицию? Эти и многие другие вопросы обсуждали на состоявшейся на днях в Москве 2-й ежегодной практической конференции «Банковское кредитование корпоративных клиентов и физических лиц: построение эффективной модели, минимизация рисков».

Разработка адекватных современной экономической действительности методов оценки корпоративных заемщиков – проблема, с которой сталкиваются и кредитные организации, и рейтинговые агентства, и другие заинтересованные участники рынка. Современные подходы к анализу эффективности бизнеса корпоративных заемщиков включают в себя как финансовые, так и нефинансовые показатели. Существуют отличия в моделях оценки корпоративных заемщиков в банках России и в западных странах. На сегодня можно констатировать, что широко распространенная практика ориентирования на EBITDA (EarningsbeforeInterest, Taxes, Depreciationand Amortization – аналитический показатель, равный объему прибыли до вычета расходов по уплате налогов, процентов и начисленной амортизации) не способна в достаточной мере отразить реальное положение дел внутри предприятия. При оценке эффективности бизнеса в нашей стране кредитные организации используют разные «точки отсчета»: кто-то начинает проверять баланс предприятия, кто-то смотрит, в первую очередь, на отчет о прибылях и убытках.

Надежда Опарина, руководитель направления анализа кредитных рисков департамента кредитных рисков по корпоративным клиентам банка «Интеза», обратила внимание коллег на недостаточность таких подходов. Делясь результатами своей стажировки в Fitch Ratings, она пояснила, что для западных аналитиков ключевым показателем при анализе корпоративных заемщиков является отчет о движении денежных средств (ОДДС). Опираясь на него, западные коллеги делают вывод о том, в какой фазе своего развития находится компания. Повышенное внимание к cashflow (денежному потоку) оправданно, поскольку именно из него берутся средства и на развитие предприятия, и на погашение кредитов. Среди западных специалистов распространено мнение, что ОДДС на год опережает ту картину, которая будет в отчете о прибылях и убытках. Показатель ОДДС способен дать банку информацию о таком нефинансовом показателе, как выбранная компанией стратегия на рынке. Скажем, если в течении трех отчетных периодов на предприятии фиксируется отрицательный денежный поток, и баланс удерживается только за счет кредитов, то это значит, что все рыночные риски компания перекладывает на банки. Собственники предприятия не хотят вкладываться в свой бизнес – они не верят в свою деятельность. И можно сделать вывод о том, на сколько лет эта компания пришла на рынок, как долго она просуществует. Из других нефинансовых показателей в оценке предприятия аналитик отметила такие, как оценка репутации заемщика, понимание сложившейся экономической ситуации в регионе, где компания ведет основную деятельность, а также правильная оценка рынка сферы деятельности организации. Основная четверка ключевых показателей анализа финансового состояния корпоративного заемщика, по мнению Надежды Опариной, выглядит так: динамика выручки, маржа EBITDA, долг EBITDA (короткий долг) и ОДП (он должен быть положительный).

Борис Воронин, руководитель Центрального каталога кредитных историй Банка России, согласился с коллегой в отношении отмеченной ею важности анализа движения денежных средств. Специалисты Банка России, посещая семинары ФРС, не раз отмечали, что для западных аналитиков ОДДС является «осью отсчета» в анализе кредитоспособности предприятий. Смещая акцент на нефинансовые показатели оценки корпоративных заемщиков, специалист обратился к рекомендации Банка России 254-П, где указана необходимость обращения к кредитной истории. Кредитная история любого юридического лица имеет две составляющих – регистрация того, как заемщик исполнял свои обязательства в прошлом (так называемые платежные привычки), и информация о том, каковы его текущие обязательства. В нашей стране для юридических лиц предоставление информации в бюро кредитных историй построено на принципах согласия, поэтому она может быть неполна. Общее количество кредитных историй, доступных для анализа, в прошлом году составляло 240 тыс. субъектов, в этом году общее число возросло до 280 тыс. Рост за год составил 15–17%, что в процентном соотношении сравнимо с увеличением регистрационных показателей кредитных историй по физлицам за тот же период. На сегодня в России занесено в реестр 31 бюро кредитных историй (БКИ). Однако активно действующих БКИ гораздо меньше – около 10. Рынок БКИ высококонсолидирован: основная информация сконцентрирована у 5–7 ведущих игроков. Согласно данным Воронина, большинство кредитных историй юридических лиц распределено между Национальным бюро кредитных историй (НБКИ), учредителями которого являются АРБ и группа банков, без участия Сбербанка, Объединенным Бюро Кредитных Историй (ОБКИ, учрежденное с участием Сбербанка), «Эквифакс Кредит Сервисиз» (акционером которого является «Хоум Кредит энд Финанс Банк»). На 4-м месте по объему данных находится региональное БКИ «Южное».

По мнению Бориса Воронина, накопленный ключевыми игроками рынка БКИ объем данных по юридическим лицам на сегодня можно считать вполне объективным отражением реального количества работающих и взаимодействующих с банками предприятий. Но специалист также отметил существующие проблемы достоверности информации. По причине предоставления информации о себе в добровольном порядке КИ организаций могут не отражать обязательств во всей полноте. Повышение качества информации – это комплексная задача, которую необходимо решать совместными усилиями законодателей и участников рынка. Однако обращение к кредитной истории предприятия в процессе кредитования уже сейчас облегчает задачу оценки заемщика и является неотъемлемой частью в принятии решения о сотрудничестве.

Важным шагом со стороны банка, после оценки финансовых и нефинансовых показателей предприятия-заемщика, является эффективное управление кредитным риском. Михаил Помазаннов, заместитель начальника управления банка «Зенит», генеральный директор компании «Risk Rating Group», акцентировал внимание коллег на необходимости в любой модели выделять ключевые параметры потерь. Он напомнил, что ожидаемые потери, фактически, нельзя называть риском в точном смысле слова. Они относятся к убыткам и должны покрываться резервами. А для расчета непредвиденных потерь в процессе построения модели следует правильно задать уровень надежности. Аналитик выделил следующие параметры, которые можно отнести к рычагам управления рисками: ожидаемые потери (по самым наихудшим ожиданиям резервы должны их покрывать), требования к капиталу и стоимость риска или маржа риска. Кредит следует выдавать, только адекватно оценив аппетит к риску у заемщика. Для самого кредитующего подразделения маржа риска является очень важным параметром управления, поскольку, фактически, это и есть заработок банкиров. Если в процессе расчетов очевидно, что предприятие не может обеспечить для банка соответствующую доходность, то сделка не является экономически целесообразной. Регулировать маржу можно требованием к обеспечению приемлемой доходности, например, с помощью повышения прозрачности со стороны заемщика.

Роман Бевзенко, начальник управления частного права Высшего арбитражного суда России, сосредоточил внимание специалистов на юридических аспектах договоров присоединения, заключаемых в процессе кредитования с корпоративными заемщиками. Комментируя положения «Обзора судебной практики Высшего суда РФ за 4 квартал 2011 года» он заявил, что законодатель в ситуации, когда договор заключен по модели присоединения, при этом баланс интересов смещен, разрешает суду вмешиваться в договорные отношения. Если по условиям заключенного договора существенным образом издержки и риски перекладывают на контрагента, а банк оказывается максимально защищен, то потерпевшая сторона может обратиться в суд и потребовать соблюдение справедливости договорных условий. ВАС допустил применение этих правил в отношении корпоративных заемщиков, если будет доказано, что договор присоединения был навязан, что другая сторона не могла повлиять на содержание договора. В качестве примера юрист привел широко известный случай – прецедент, получивший название «Банк Москвы против предпринимателя Степанова». Согласно материалам дела, предприниматель Степанов в преддверии кризиса 2008 года взял кредит в Банке Москвы под 14% годовых. С момента начала кризиса банк несколько раз увеличивал ставку по выданному кредиту через договор присоединения, ссылаясь на сложности экономической деятельности в стране. В первоначальном договоре было оговорено право банка в одностороннем порядке менять ставку по кредиту или потребовать полного его возврата в течение пяти дней. Поскольку полный возврат кредита было осуществить невозможно из-за его большого размера, то к основному договору предприниматель был вынужден подписать 5 дополнительных соглашений. В результате ставка по кредиту увеличилась до 28% годовых в течение полутора лет. Когда к середине 2009 года стало очевидно, что кризисные явления в экономике преодолены, предприниматель обратился в банк с просьбой вернуть ставку по кредиту на первоначальный уровень. Банк Москвы отказался это сделать. В итоге предприниматель подал иск в суд, прошел 3 инстанции и довел дело до Президиума ВАС. Президиум удовлетворил требования предпринимателя. Очевидно, что банк недобросовестно использовал свое право в одностороннем порядке менять условия договора.

Делая вывод из прецедента, специалист ВАС предупредил присутствующих банкиров: надо осторожно пользоваться правом одностороннего изменения условий сотрудничества с корпоративными заемщиками. Оговоренная документами возможность в одностороннем порядке менять условия договора с юридическими лицами – это «тяжелое оружие», с которым нужно аккуратно обращаться, думая и об интересах контрагента. В противном случае суд лишит допсоглашения, подписанные на заведомо несправедливых условиях, юридической силы.

Наталия Трушина, Bankir.Ru

«Кредит Банк 24»
© 2008 — 2020
p