Кредиты
23.04.2012

Борис Воронин: «Система формирования кредитных историй обрастает сервисами»

Новое направление бизнеса для банков и бюро кредитных историй (БКИ) – предоставление доступа физлиц к их кредитным историям. Еще одно возможное направление бизнеса БКИ – регистрация залогов движимого имущества, готовится соответствующий закон, рассказал в интервью Bankir.Ru руководитель Центрального каталога кредитных историй (ЦККИ) Банка России Борис Воронин.

– Расскажите о состоянии рынка кредитных историй.

– На рынке работает 31 бюро кредитных историй (БКИ). Собрано около 150 млн. титульных частей кредитных историй, что соответствует 66 млн. уникальных субъектов. Поток запросов от банков в БКИ и ЦККИ вырос, но никаких технических проблем не фиксируется. Рынок услуг БКИ растет так, что хватает места всем крупнейшим игрокам.

– БКИ фиксируют рост интереса со стороны граждан к кредитным историям. В свою очередь, граждане начинают жаловаться на не слишком удобную процедуру получения собственной кредитной истории.

– Проблема удобства связана с платной или бесплатной основой предоставления услуги. Закон дает гражданину право один раз в год получить сведения о своей кредитной истории бесплатно. Предъявляются требования по идентификации субъекта кредитной истории, и потому для получения кредитного отчета необходимо явиться лично, направить заверенную телеграмму или заверить подпись на запросе в БКИ у нотариуса. Следует признать, что бесплатный сервис будет развиваться ограниченно, он нужен для того, чтобы всегда была возможность получить кредитный отчет.

Некоторые банки уже сейчас мгновенно выдают своим клиентам информацию об их кредитной истории из БКИ через личный кабинет в интернет-банке за плату, порядка 150 рублей. Так что «удобное» будет платным. Наша задача – следить за тем, чтобы и бесплатный сервис давал возможность получать необходимую информацию без лишних барьеров.

До недавнего времени граждане интересовались своей кредитной историей только из любопытства или по большой необходимости. И сейчас мы проходим переходный период.

Основные деньги БКИ зарабатывают на услугах для банков. В новом периоде развития услуг БКИ будет построен сервис и для физлиц, хотя, конечно, я не могу сказать, когда именно и по какой модели. Думаю, что люди будут получать информацию о своем скоринговом балле, а не объемный и сложный для понимания кредитный отчет. Может быть, скоринговый балл даже будет приходить на мобильный телефон. И это будет дешево. А способ, предусмотренный законом, станет запасным – для подстраховки.

– Банки развивают бизнес по выдаче информации о кредитных историях своим заемщикам?

– Да, они ищут способы, чтобы давать своим заемщикам кредитные отчеты за деньги. Например, я получаю свой кредитный отчет через банк, но пока цена на эту услугу достаточно высока. В принципе же все возможные опции в законе предусмотрены, например, заемщик имеет право сделать запрос в ЦККИ через банк. В небольшом городе легче найти банк, чем БКИ, и отправить запрос в БКИ с почты. Система формирования кредитных историй уже работает, теперь она должна «обрасти» сервисами.

– Легко ли внести поправки в свою кредитную историю?

– В законе прописана специальная процедура по опротестованию кредитной истории: гражданин получает свой кредитный отчет и опротестовывает его через БКИ. Крайне редко встречаются споры, когда гражданин считает, что у него неиспорченная кредитная история, а банк отказывается вносить поправки. Бывают ситуации, когда гражданин и банк спорят, выплачен ли кредит, и этот спор отражается в кредитном отчете. В крайнем случае, можно исправить кредитную историю через суд, и такие случаи уже были. А вот примеры, когда явные ошибки не исправляются, а просто игнорируются, нам не встречались.

– А известно ли вам что-либо о попытках исправить плохую кредитную историю мошенническим путем?

– Об этом много говорят, но пока мы не сталкивались с тем, что это реально. Спрос на то, чтобы исключить неоплаченные долги из кредитной истории, вероятно, есть, и здесь появилось поле для деятельности мошенников. Допустим, в Интернете кто-то предлагает людям за деньги исправить их кредитную историю. А далее происходит так, как еще было описано в дореволюционной криминальной хронике: жулики продавали якобы золотые изделия из-под полы, делая вид, что опасаются полиции, а вещи на самом деле были медные с позолотой. Человеку предлагают подделку, а он думает, что она ворованная, решает купить по дешевке и покупает в итоге позолоченную побрякушку. Люди ищут, как обмануть кого-то, и, к сожалению, сами оказываются обманутыми.

Однако на самом деле реальное исправление кредитной истории уже имеет место. Некоторые банки выдают кредиты именно людям с плохой кредитной историей, под заведомо большие проценты, чтобы в дальнейшем скоринговый балл у такого заемщика становился выше.

Я бы в этом контексте поднял другую тему. Допустим, заемщик заболел, попал в больницу, три месяца не обслуживал кредит, выздоровел и заплатил банку. Он добросовестный, но допустил просрочку. Как справедливо рассудить в этой ситуации? Ввести поле для комментариев? Пока кредитная история – это инструмент для формализованной оценки, словесные комментарии вряд ли будут учитываться. Мы думаем, что кредитная история должна быть простым отпечатком событий, фактов. Остальное уже должен проверять кредитор и принимать решение.

– Возникают ли проблемы с защитой данных в БКИ?

– В крупных бюро все защищено очень серьезно. Сервера обычно находятся на специальных площадках с круглосуточной охраной и надежным электроснабжением. Данные хешированы, поэтому даже если украсть эту базу, то воспользоваться ею не получится. Более того, уровень ответственности на рынке таков, что при ликвидации БКИ собственники этих компаний сами стараются соблюсти все правила передачи баз данных накопленных кредитных историй, определенные законом «О кредитных историях».

– Можно ли купить чужую кредитную историю или еще каким-либо способом получить к ней доступ?

– Все запросы в БКИ протоколируются, и по заявлению пострадавшего субъекта кредитной истории очень легко отследить, кто и когда брал кредитный отчет. Да и сами БКИ имеют право проверить, берет ли банк у клиента согласие на получение кредитного отчета из бюро.

– Вы не планируете вносить в закон поправки и обязать заемщика давать согласие на передачу данных в БКИ? Некоторые банки считают, что это необходимо сделать.

– Если человек не даст согласие на передачу информации в БКИ, скорее всего, он не получит кредит. Это как если человек придет в банк и откажется предъявить паспорт, говоря, что боится, что документ скопируют, подделают и по фальшивому документу перерегистрируют квартиру. Здесь, конечно, решать кредитору, и он это успешно делает.

– Нужно ли давать коллекторам доступ к базам БКИ?

– Коллектор – лицо законодательно не определенное. В принципе, если коллектор выкупил долг, он становится еще одним кредитором. И, значит, в таком случае применимы нормы закона о кредитных историях, касающиеся прав кредитора. Правда, на этот счет сколько юристов, столько и мнений.

Но я бы хотел спросить, а что даст коллектору информация из кредитной истории должника? Допустим, коллектор узнает, что у этого заемщика есть еще несколько невыплаченных кредитов. И что тогда – не взыскивать долг? А информации об имуществе, доходах должника в кредитном отчете не содержится, так что в итоге сама кредитная история коллектору не сильно поможет в работе по взысканию.

– А кредитным брокерам?

– Агент действует в интересах банка, но ведь у него самого нет базы кредитных историй, которую он мог бы передавать в БКИ. Вся эта информация есть у банка, и он вполне успешно ею обменивается с БКИ. А чем занимается брокер, если решение принимает банк? К тому же гражданин может принести свой кредитный отчет кредитному брокеру в составе прочих документов.

– Как быстро все банки перейдут на политику risk based pricing при кредитовании физлиц, по вашей оценке?

– В неявном виде кредитная история и раньше учитывалась на уровне «да» или «нет» по кредитному решению. Так что такой переход – ожидаемое явление. Эта политика будет применяться все шире благодаря конкуренции за хорошего заемщика. Правда, отмечу, что рисковая составляющая не имеет определяющего значения для себестоимости некоторых видов кредитов. Например, при pos-кредитовании расходы на торговую точку в большей степени определяют стоимость кредита, чем риск невозврата.

– Работает ли институт кредитных историй в корпоративном кредитовании?

– Пока лишь часть информации о кредитовании юридических лиц попадает в БКИ. С июля 2012 вводятся стимулы по формированию кредитных историй юридических лиц. Это инструкция Банка России 110-И, в которой появился стимулирующий коэффициент 1,1 при расчете капитала.

Что касается уже накопленной информации, то кредитную историю имеют порядка 270–280 тыс. заемщиков. А юрлиц несколько миллионов. Сколько из них на самом деле кредитуются в банках?

По моим собственным оценкам, 270 тысяч – это немалая доля тех юрлиц, которая кредитуется в банках, как минимум треть или даже половина. Но проблема не только в охвате юрлиц, но и в полноте информации. Условно говоря, по одному кредиту предприятия информация в БКИ есть, а по двум другим – нет.

– Как продвигается формирование многострадальной системы регистрации залогов?

– В 2011 году законопроект о регистрации уведомлений о залоге движимого имущества внесен Минфином в правительство. Концепция предполагает использование БКИ для регистрации уведомлений при частичной централизации информации, по аналогии с федеральным законом «О кредитных историях». Можно и нужно использовать уже имеющуюся инфраструктуру, ведь очевидно, что банки и БКИ уже отстроили взаимодействие.

– Как будет учитываться имущество в этой системе?

– Предлагается учитывать только по идентификаторам имущества – его номерам. И если мы говорим о реальных проблемах рынка, то необходимо решать проблему перезалога автотранспорта и основных средств.

– Что будет платным – регистрация, получение информации или и то, и то?

– Обсуждаются разные комбинации. В принципе, и те, и другие подходы могут иметь место. Законопроект предполагает за плату регистрировать, выдавать полную справку, в которой содержится информация о залогодателе, и бесплатно распространять информацию о том, находится ли имущество в залоге.

– Есть мнение, что нужно расширить периметр законопроекта, например, регистрировать залог авторских прав.

– Есть масса идей, как сделать законопроект еще лучше. Но пока мы будем его улучшать, пройдет еще 10 лет, и не факт, что добьемся совершенства. Практика показывает, что надо дать закону поработать, а потом уже думать, нужны ли поправки. Например, поправки в закон о кредитных историях потребовалось вносить лишь через 6 лет, в 2012 году. В основном поправки выросли из практики применения федерального закона. Часть из них касается упрощения работы ЦККИ, улучшения поиска информации.

Вы часто слышите о случаях, когда авторские права закладывали, да еще несколько раз? Граждане, купившие машины с рук, а потом лишившиеся их – вот реальная проблема, и именно ее нужно в первую очередь решать с помощью системы регистрации залога движимого имущества.

Елена Бродская, Bankir.Ru

«Кредит Банк 24»
© 2008 — 2020
p